Алина в день последнего испытания

Категория: В попку

Время текло, и недавнешние конфигурации в жизни Алины закончили казаться ей такими уж трагическими. Сейчас она не только лишь спала с Геннадием и делала ему минет, да и даровала интимные ласки его дамам. Их было не так и много и скоро Алине стало казаться, что куннилингус не такая уж и гадость.

Ужаснее всех естественно была Наталья, ей нравилось унижать Алину и наказывать ее просто так, даже если бедолага была полностью покорлива. Время от времени за покорность она наказывала даже жестче.

Вообщем Наталья была стервой и, похоже, Геннадию это нравилось. Из дискуссий собственных эксплуататоров Алина выяснила, что Наталья склоняла к интиму многих из собственных подруг. Одну она, к примеру, принудила делать ей куннилингус угрожая, что закончит с ней разговаривать и та растеряет подругу. Доверчивая дама согласилась обслуживать злостную и властолюбивую Наталью не понимаю, что по сути подруги у нее не было, была только иллюзия.

На данный момент Алина находилась на квартире у Геннадия. Геннадий и Наталья нагие лежали на кровати, а злосчастная Алина конфузливо съежившись меж пышноватых гладких бедер Натальи, делала беспощадной госпоже куннилингус.

Оргия продолжалась уже больше 2-ух часов, и Геннадий и Наталья порядком утомились, изгаляясь над Алиной. Дело близилось к окончанию, Геннадий уже кончил из последних сил, и Алина на данный момент удовлетворяла Наталью.

— А что ей было делать? — С усмешкой произнесла Наталья.

Она говорила, как работала в одном кабинете. К ним пришла женщина лет 22, как позднее узнала Наталья, лесбиянка. Во главе компании стояла никак не либеральная дама с очень стойкими взорами на некие вещи. Наталья знала, что если б она поведала про молоденькую сотрудницу — ту бы немедля уволили.

Наталья занялась шантажом злосчастной и последняя была обязана отлизывать этой стерве в служебном туалете, что бы сохранить работу.

— Так там же неловко, наверняка, было! — Увидел Геннадий.

— А кто произнес, что мы боимся проблем? — Опять усмехнулась Наталья. Глас её был искажен от наслаждения, которое ей доставляла Алина и от сладких мемуаров.

— Приходилось закрывать туалет, и я обычно стоя прислонялась спиной к стенке. — Произнесла Наталья. — А эта маленькая приподнимала мне юбку и вылизывала меня по полной. Сначала смущалась очень, но я ей произнесла, не робей, ты ведь это дело отлично знаешь. У нее лучше выходило, чем у нашей Алинки. Естественно, она отнекивалась, гласила, она такое только по любви делает, но врать-то для чего.

Они с Геннадием посмеялись.

— Но эта тоже молодец. — Наталья погладила Алину по тёмным волосам. — Думаю, она кому угодно отсосет, хоть жеребцу, она же шлюха. — Наталья немного нажала Алине на голову уткнув в своё лоно поплотнее. — Скажи, девченка, у меня сладкая киска?

— Как мёд. — Негромко ответила Алина и продолжила лизать ей клитор. Позвучал дружный хохот. Не так давно Наталья уже задавала Алине вопрос о том, как ей на вкус влагалище. Алина ответила «Попробуй сама» и была безжалостно наказана. В сей раз, она не повторила собственной ошибки.

Через пару минут Наталья застонала и растеряла способность продолжать собственный меркантильный рассказ. Она учащенно задышала и вцепилась Алине в волосы. Алина не обращая внимания на боль, продолжила старательно ублажать языком клитор Натальи и та кончила.

Некое время она безмолвствовала, и Геннадий молчания не нарушал.

— Прогони её. — Востребовала Наталья, капризно оттолкнув Алину.

— Как пожелаешь. — Произнес Геннадий, с презрением посмотрев на лицо Алины, которое на данный момент лоснилось от воды Натальиного лона.

Алина оделась и вышла из комнаты, но квартиру не покинула. Геннадий набросил халатик и подошёл к входной двери.

— Уже октябрь. — Увидела Алина со вздохом.

— И что? — Геннадий открыл перед ней дверь, готовясь её выставить.

— Вы гласили, это на 2-3 месяца. А уже 5-ый пошёл. — Ещё раз вздохнула Алина.

— Правда. — Геннадий задумался. — Знаешь, я бы издавна тебя изгнал на хрен. Обошёлся бы другими, не одна ты сосать умеешь. Хотя дырочка у тебя естественно узкая, что приятно. И заглатываешь ты глубоко. Но главное ты Наташе нравишься.

— Ей нравится унижать женщин. — Увидела Алина.

— Да, по другому бы она так не делала. — Дверь Геннадий закрыл. — Означает, ты хочешь свободы? — Алина неуверенно кивнула. — Помнишь, о чём ты меня умоляла на прошлой неделе?

— Когда вы желали заднепроходно? — Алина с страхом вспомнила недавнешние действия.

— Конкретно. — Произнес Геннадий. — Хочешь свободы, дашь мне, потому что я желаю.

— И вы меня отпустите?

— Выброшу за ненадобностью. Но перед этим буду пялить длительно и агрессивно. Согласна?

Алина задумалась. Она всегда страшилась заднепроходного секса.

— Отлично. Если это только один денек будет, то да. — Приняла она решение.

— В пятницу Наташки не будет. — Сказал Геннадий. — Приходи к 7. Подготовься, в вебе почитай об анале.

Алина отправилась домой в томном раздумье. С одной стороны ее ожидал реальный ужас. С другой — скоро она будет свободна!

Назначенный денек настал. Алина задумывалась только о дальнейшем. Она сделала для себя пару раз клизму. Во время принятия душа попробовала ввести палец в анус. Один палец заходил просто, а два уже труднее. Наверняка, будет больно. Но главное, скоро все завершится. Заместо очевидного вазелина, Алина купила в аптеке гель-смазку, которая обещала перевоплотить ректальное проникновение в сплошное наслаждение.

В семь Алина была уже на месте. По традиции Геннадий погнал её в ванную, принудил ополоснуться и удостоверился, что лобок гладко выбрит.

— Что ж, приступим. — Деловито произнес Геннадий, уже в комнате, скинув халатик. Член его уже был возбужден и Алина, воспользовавшись моментом, смазала его гелем. Геннадий придавил Алину лицом к стенке, но ввел собственный таран в вагину. Алина была рада этому и была рада тому, что смазала орудие Владельца.

Геннадий заломил Алине руки, как будто она была в наручниках и, продолжая задерживать её прижатой лицом к стенке начал стремительно двигаться. Член благодаря гелю просто скользил и Алина никак не пожалела пары сотен рублей отданных за это расчудесное средство. Геннадий двигался всё резвее и резвее, Алина стиснула зубы и покорливо ожидала окончания акта.

Геннадий достаточно стремительно кончил Алине во влагалище и, отпустив ее, прилёг на кровать.

Алина не дождавшись разрешения, сходила в ванную и подмылась. Возвратившись в комнату, она решила, что на данный момент Геннадий перейдёт к заднепроходному сексу. Но он подозвал её к для себя, и, склонив её голову, заставил к минету.

Алина взяла член в рот и начала сосать, думая, что Геннадий вот-вот оборвет её. Но он не останавливал свою рабыню, а только прочно держал за голову и насаживал глоткой на член.

— Хочешь на свободу, должна сделать самый глубочайший минет в мире! — Произнес он, продолжая впихивать большой отросток в гортань Алине.

Про глубочайший минет Алина читала. И лицезрела порно ролики. Для того что бы член мог стопроцентно войти в глотку необходимо откинуть голову, тогда рот и пищевой тракт станут одной линией. Алина несколько отстранилась и легла на спину.

Геннадий сообразил её деяния, и когда Алина откинула голову, засунул собственный нахальный таран ей в рот. Член вправду вошёл стопроцентно и достигнул пищевого тракта, но Алина ощутила что задыхается. Она пробовала противиться, но Геннадий лениво отстранил член, что бы загнать его опять. Он двигался, потому что ему нравилось, имея бедолагу в рот, а если быть четким — в глотку.

Геннадий опять заполнил гортань Алины, его головка прошла глотку и оказалась в пищевом тракте. Алина пробовала воспротивиться, но Геннадий продолжал задерживать своё положение, губки Алины упирались ему в лобок, он вошёл стопроцентно, поглубже уже было просто нельзя — весь член был проглочен. Алина задыхалась, её гортань конвульсивно сжималось, и эти движения только доставляли Геннадию наслаждение. К счастью он кончил и вынул член. Алина в первый раз в жизни так стремительно проглотила сперму. И не умопомрачительно — ведь извержение вышло совершенно неподалеку от желудка.

— Освоила новый навык. — Усмехнулся Геннадий…. Он малость отдохнул.

— Продолжаем нашу программку. — Произнес он, как будто речь шла о концерте. — Подними его.

Алина расположилась у него меж ног и начала сосать вялый член. Мягенький орган налился силой не стремительно, наверняка, Геннадий уже довольно утомился. Но старания Алины даром пропасть не могли. Когда член совсем окреп, Геннадий оборвал Алинину попытку сделать минет.

— А сейчас я познакомлюсь с твоей задницей. — Драматично объявил Геннадий.

Алина ужаснулась, она ведь уже веровала, что он запамятовал об этом.

— Ты чего-нибудть смажешь либо как? — Спросил Геннадий растерявшуюся Алину. — Я ведь и так могу.

Она постаралась как можно резвее прийти в себя и схватила гель. Она смазала как только может быть обильно собственный анус и то, что должно было на данный момент в него ворваться. А позже, чувствуя неминуемое, оборотилась к собственному обладателю спиной.

— Приляг на живот. — Произнес Геннадий поддельно нежным тоном, и когда Алина выполнила требование, раздвинул её ягодицы и приложил член к анусу.

Благодаря многообразию смазки головка вошла просто. Но это не означало не больно. Алина стиснула зубы и с страхом поразмыслила, что её тугое узенькое отверстие может просто порваться. Но член вошёл поглубже и ничего не порвалось. Боль усилилась, Алина всхлипнула, таран продолжал медлительно прокладывать для себя путь.

— Подождите! — Спохватилась она. — Не нужно!

— Как не нужно? — Геннадий наигранно опешил и продолжил заходить с той же скоростью. — Не хочешь быть свободной?

— Просто не так стремительно! — Попросила Алина, но Геннадий, конечно, не послушался.

— Ну-ка приподнимись, ноги малость под себя подбери. — Скомандовал он, и Алина встала на четвереньки.

Геннадий вошёл стопроцентно и из глаз Алины брызнули слёзы. Член прошёл очень туго, и Геннадию это доставило огромное наслаждение.

— Жалко, ранее так не пробовали. — Произнес он и задвигался. Алина сдержалась и не издавала звуков, но слёзы лились из её глаз. Каждое движение её мучителя вызывало сильную боль, Алине казалось, что у неё болит всё тело ниже груди.

Геннадий набирал скорость, и пытка становилась всё более беспощадной. Алина склонила голову, уткнулась лицом в простыню и безгласно плакала.

— Какая же тугая! — Восторгался Геннадий, придерживая её за таз и с удовольствием трахая. — Твой юноша для тебя никогда в попу не засаживал? Ничего, сейчас будет, я дорогу открою!

Он получал большущее наслаждение, его большой отлично смазанный член туго обхватывала ровная кишка Алины, он ощущал, что ей больно. Ощущал что она терпит боль и унижение ради того что бы угодить ему. Он упивался собственной властью и приятными чувствами, болью и унижениями Алины.

— О, Боже. — Шепнула Алина готовая сорваться на вопль. Боль не стихала, весь её зад горел, и ей казалось, всё тело вот-вот разорвётся на части, начиная с задницы.

Геннадий сейчас кончил Алине во влагалище и в рот. Естественно 3-ий акт был должен быть подольше прошлых 2-ух. Наверняка, он специально так замыслил, что бы помучить Алину сильнее.

Сношение продолжалось очень длительно. Алина задумывалась, что на данный момент растеряет сознание. Она уже не могла молчать и стонала, а Геннадий продолжал, как ни в чём не бывало. И ему даже нравилось то, что Алина не молчит, а стонет — он сообразил, что дошёл до грани, за которой находится то, чего она не сумеет вынести.

Когда Геннадий сделал последнее движение и кончил, сперма брызнула в анус и излилась наружу стекая по ягодицам. Алина поразмыслила, что это её кровь, но к счастью ошиблась.

Геннадий отклонился вспять, и блаженно развалился, Алина не тронулась с места, а просто легла лицом вниз и притихла.

— Целка взломана! — Объявил удовлетворенный и утомлённый Геннадий. — Сейчас мужчины сумеют тебя и в попочку иметь. Знаешь, как все от этого тащатся. Когда был студентом, одна сокурсница в попу давала — от юношей отбоя не было.

Он с силой хлопнул Алину по ягодицам большой ладонью, и она пришла в себя.

— Я свободна? — Спросила она, убитым голосом, но с лёгким отзвуком надежды. Лицо её было красноватым и заплаканным.

— Катись на все четыре стороны. — Ответил Геннадий благородно. — Ты мне больше не нужна+

Алина встала с трудом. Ходить было тяжело, каждый шаг отдавался сильной болью в заду. Но она была рада, что всё завершилось и она больше никому не принадлежит.

И она пошла тяжёлой, неуверенной, болезненной походкой домой, измученная, но свободная.

Отзывы:
Добавить комментарий