Княжна Ирина и её крепостные рабы

Категория: Экзекуция

-Где мои крепостные мужчины, где мои рабы?! Я же повелела всех холопов собрать. Взглянуть на их желаю — зазвучал гулкий глас хозяйки поместья.

-Сию минутку, барыня, гонцы по имению разосланы, кто в поле, кто на других работах. Сами приказывали-с спуску не давать, чтобы холопы Ваши, боярыня, трудились от рассвета до заката, — неуверенно и подобострастно, склонив низковато голову доложил собственной госпоже управляющий из крепостных 50-ти летний Никита.

Барыня-сударыня, княжна Ира — девушка 14-ти лет от роду, после погибели единственного собственного родителя князя Павла Петровича Ракитского (мама отошла ко Господу ещё при родах) из старого, обеспеченного и известного рода князей Ракитских, вступила в наследие, получив большущее имение в 10 тыщ крепостных душ и капиталу, молвят, более миллиона рублей. Попечителем до совершеннолетия юной княжны был назначен по завещанию покойного дядя юной кросотки, брат по мамы, граф Зефиров, старенькый развратник, коему, по большенному счёту, не было никакого дела до становления юной аристократки и до ведения её дел тоже.

Молодая повелительница была в том нежном возрасте, когда она ещё не дама, но уже и не малая девченка. Стройная, даже несколько худощавая, роста не выше среднего, бледное лицо с роскошными, тонкими, великодушными чертами, в каких видна была порода невооружённым взором, глазки ярко-голубые, умные с лучистым взором, в каком читалась, все же, некоторая холодность и властность, белокурые локоны волос, спадающие на худые плечики, только что показавшаяся грудь, малая, твёрдая и уже ярко обозначенная, плюс тыщи крепостных рабов и миллионное состояние — всё это сулило юной прелестнице хорошие перспективы по жизни.

-Что это, Никита?

-Бумага казённая, рекрутский набор испрашивают, решать надобно_с, госпожа. 10 душ парней от Вас, госпожа, требуют на 25 лет_с службы_с.

-Ну, и что ты мне, дурачина, суёшь это?! – холодно спросила молодая кросотка. — Али сам возжелал послужить царю-батюшке? – немного ухмыльнувшись спросила она.

-Что Вы, боярыня, ну и возрастом я уже не гожусь. – заискивающе улыбаясь ответствовал безропотный раб собственной совершенно ещё юной прелестницы.

-А это мы поглядим, годишься иль нет, — в один момент обозлившись, заявила опешившему слуге молодая хозяйка — пиши себя первого, скотина.

-Смилуйтесь, госпожа! – взрослый, здоровый, крепкий мужик, убелённый немного сединой, в ужасе и трепете пал ниц в ноги четырнадцатилетней девченке, собственной госпоже, хозяйке и повелительнице, которой дано право стопроцентно решать судьбу его и ещё 10-ка тыщ таких же как и он, бесправных рабов. Которая просто, забавы ради могла оторвать от семьи, прожившего, на самом деле жизнь, человека, и даже, вправе решить жить либо не жить этому человеку. – смилуйтесь барыня, 5 деточек, супруга чахоткой изнемогает, того гляди и помрёт, дети ещё малые, сиротами останутся, совершенно нет никого у их, пощадите, госпожа, Христом Богом, памятью покойного отца Вашего умаляю, не сгубите детей! Рабом Вашим навеки буду…

-Что_с???!!! – вновь вскрикнула ещё более сурово молодая госпожа — Да ты, дубина, итак мой раб навеки, что ты несёшь такое?!

-Виноват_с, боярыня, в запале буркнул, поистине раб Ваш, навеки есмь, был и буду, госпожа, не сгубите! — и Никита принялся гневно и иступлёно лобызать туфли собственной юной повелительницы.

-Сколь много рекрутов ещё требуется, читай бумагу, скотина, чем ножки мои слюнями прыскать.

-Слушаюсь, госпожа_с, — утираясь от слёз, промычал раб — 10 душ, требуют_,с, — прохрипел Никита, всё ещё не вставая с колен. — Вот и требуют Вашу милость к завтрему определить_с кого назначить. Возрастом от 17-ти до (здесь Никита замялся) до… 50-ти годков, крепких здоровьем и в уме_с.

-Вот себя первого и пиши, я так желаю, просто я ТАК желаю – и всё здесь — звонко кликнула молодая прелестница, приподняв платьеце, оголив свои белоснежные, нежные тонкие ножки, звучно топнув каблучком и залившись заразительно-звонким хохотом…

-Барыня!!! — в отчаянии, стопроцентно распростёршись у малеханьких, осторожных, прекрасных ножек собственной повелительницы воскликнул Никита! Дети малые, супруга при погибели… барыня, госпожа, не губите!!!

-Иван! – вновь грозно топнув каблучком, молодая госпожа позвала собственного конюха, находившегося неподалёку.

-Слушаю_с, госпожа – большая детина, 25-ти годов, с широченными плечами и тупым выражением лица, подошед, низко-низко склонился практически до земли перед собственной юной хозяйкой.

-Иван, отведи этого… — госпожа высокомерно кивнула в сторону лежащего на земле управляющего… — на конюшню и выдай ему 20-ть… постой… 25-ть ударов плетью, по удару за каждый год будущей службы, да хорошо пропарь скотину, чтобы знал, как собственной госпоже возражать, там же его запри до утра, днем придут в рекруты нанимать — сдашь в бойцы. Супругу его с детками совместно продашь, можно за бесценок, не торгуйся особо, от неё толку не достаточно, больная она, малыши в обузу мне будут. Предложи примыкающему помещику Кириллу Андреевичу, а лучше в какую-нибудь далекую губернию, чтобы совершенно с глаз долой. Не продашь, в погребе её на ночь оставь, так резвее дойдёт.

Не церемонься особо. И ещё, выстроить всех парней мужеского пола от 17-ти до 50-ти, на кого укажу – того совместно с Никиткой в рекруты и отдашь. Слышать о их и от их ничего не желаю, просто на кого укажу – тот и пойдёт в бойцы на 25-ть годков. Тебя, скотину безмозглую, назначаю своим управляющим заместо этого неслуха.

-Слушаю_с, барыня, брякнулся в ноги юной но зрелой не по годам прелестницы Иван. И тотчас поднял одной рукою за волосы и так и поволок на конюшню пороть парализованного с горя Никитку, исполняя веление собственной госпожи. – Стой! – окрикнула его молодая хозяйка, юная княжна Ира, — целуй сначала мой каблучок, да смотри не заслюнявь как этот, а то и тебя прямо за Никиткой отправлю. – госпожа вновь немного только приподняла платьеце, малость оголив прелестную ножку — И ещё, слыхала, ты жениться хочешь?

-Да, сударыня_с – Иван приметно побледнел.

-Кто такая? Из моих рабынь будет? – высокомерно вопрошала молодая кросотка.

-Точно так_с, госпожа, из кухарок Ваших_с, Аграфеной звать_с. – дрожащим голосом ответствовал детина.

-Приведёшь ко мне, сначала гляну на неё, супруга моего управляющего должна быть девкой статной, соответствовать дОлжно. Не понравится мне – сама укажу кого для тебя брать.

-Слушаюсь, госпожа – Иван вновь пал на колени и поцеловал каблучок юной княжны, та пренебрежительно убрала ножку.

Никита, не выдержав ожесточенных побоев и уготованной собственной юной госпожой судьбы, испустил дух на 24-м ударе, туго знающего своё дело нового управляющего. Супруга его совместно с детками была продана помещику н-ской губернии, молвят, скоро скончалась, а малыши — кто помер, кто пошли по миру. Жениться Ивану было строго запрещено, и не так как жена хозяйке не по душе пришлась, а вообщем, просто так, поэтому, что молодая хозяйка ТАК возжелала.

А со своими крепостными, своими преданейшими рабами эта молодая девченка вольна поступать на Её усмотрение. Несостоявшеюся жену Аграфену, по приказу юной княжны, Иван также сначала порол, после запряг в тележку, на которой молодая княжна каталась, смеясь и заливаясь своим девичьим хохотом, после по приказу госпожи посадил возлюбленную в специально вырытую яму, где она, по приказу хозяйки, пробыв в холоде без пищи и пития, преставилась на 5-ый денек, там же была Иваном и зарыта, как собака. Самому же было велено оскопиться, да так кастратом и прислуживал юной собственной богине, княжне Ире.

Отзывы:
Добавить комментарий