Мама. День второй

Категория: Инцест

Я пробудился поздно. Выглянул в окно и увидел мама, которая что-то делала во дворе. Я одел шорты, забежал в ванну, сотворил утренний обряд и выскочил на улицу.

— Привет, ма…

— Привет! Выспался?

— Да так, более-менее. Но более, всё-таки, наименее, ежели более.

Она улыбнулась. Она нередко слышала эту фразу от меня. Нужно вести себя как обычно и не заострять внимание на произошедшем ночкой. Тогда и всё будет нормально!

— Ма, те посодействовать чё-нить?

— Да, принеси воды.

— Много?

— Вот эту бочку залей.

— Акеюшки!…

Сельскохозяйственные работы мы окончили часам к трём-четырём. В принципе, можно было сейчас и уехать, но в воскресенье последний автобус уходил в полседьмого, а это означает, что нам за два с маленьким часа нужно успеть ополоснуться, переодеться, собрать вещи и успеть дойти до остановки. Мать произнесла, дескать: хорошо, успеем — так успеем. Нет, так заночуем здесь, а завтра уедем.

— Ну чё стоишь? Беги, собирайся. Может, уедем ещё!

Было надо умыться: ноги, руки, тело и лицо были испачканы землёй, ржавчиной и краской. У нас во дворе есть летний душ и, естественно, один. «А мамы же тоже необходимо будет умыться, — поразмыслил я – блин, не успеем, наверное…». Позвать её к для себя я не отважился, хотя такая идея промелькнула. Во-1-х, я осознавал, что она и так себя ощущает «не алё» и эта просьба была бы просто издёвкой над ней. А мне хотелось посодействовать ей! Мне не хотелось, чтоб она сжигала себя виной! Я умылся и пошёл в дом – собирать вещи.

— Мам, я всё! – кликнул я. – Иди, душ свободен!

— Ага, я пошла…

Я проводил её взором. Двинулся, было, домой, но тормознул и в нерешительности повернул назад. Понимая, что я перешагиваю на данный момент невидимую черту, за которой нет возврата, я пошёл за ней следом. Там, в заборе, в душе, есть расчудесная дырочка: обзор даёт потрясающий, а смотрится достаточно естественно. Да, я подглядывал за сестрой – было дело…. Каюсь! Но на данный момент я желал узреть у мамы то, что было укрыто ночкой мглой и что не смогла осветить луна. Я – нехороший отпрыск! Вчера дама ошиблась… Сейчас, наверное, на уровне мыслей читает для себя нотации и проклинает себя… А я подсматриваю за ней… Эх, блин, не тянет это на помощь! Но мужское любопытство всё же одолело. Я присел у знакомой дырочки!

Она зашла, положила вещи и стала раздеваться. Сняла юбку (классная юбочка, мам…прекрасные ножки….и почему ты всегда ходишь в штанах и в джинсах?…), стянула футболку, завела руки за спину (ммм…. Какое знакомое движение!) и щёлкнула замочком лифа (ммм… знакомый лифчик! Так он красноватый, оказывается! А мне ночкой чёрным казался…). Я увидел её грудь и моя рука непроизвольно потянулась к члену и стала мять его через грубую ткань джинс. Я вспомнил, какая она отзывчивая на ласки, как стремительно натужились и встали её сосочки… как мать глубоко задышала, когда я сжимал их… Она наклонилась (ммм… щас бы…) и стала стягивать с себя трусы. Белоснежные… (не набор, мам… ну чё ж ты так?…). Мать открыла воду и встала под душ. Вода, льющаяся на неё, сделала волосы темнее, а тело блестящим и гладким. Мать 2-мя руками собрала волосы со лба и на висках и держа из так и, подставив лицо под струи одомашненного дождика, оборотилась в мою сторону… Руки, поднятые ввысь, приподняли немного обвисшую грудь, омолодив её тем лет на 10! Но здесь я увидел такое, от чего мой член чуть ли не порвал джинсы! Взор, естественно, опускался всё ниже и ниже и я увидел её… (Бритая?????? Мать??? Я всё о для тебя знаю???? Ой ли! Видимо, далековато не всё… Да-ле-ко!… Навряд ли она побрилась для нынешней ночи. Вероятнее всего, она всегда держит киску таковой…А для чего растрачивать силы и время, если никто не лицезреет??? Означает, кто-то всё-таки лицезреет…Либо УВИДИТ???? Да не!… о НАС она точно не задумывается!)

Она стала умываться: она намылила руки и гладила себя ладонями, хотя мочалка висела здесь же. Это было бы любопытно, если б не так буднично…. Но (!) её можно простить: она же не знала, что заполучила зрительскую аудиторию. Она просто умывалась… А вот грудь она мыла прекрасно! Поначалу намылила её, позже руками стала разглаживать её… Поначалу одну, позже другую… 2-мя руками гладила и сжимала их меж собой… Ладонью проводила под грудью ввысь и ребром ладошки поднимала её, а позже грудь падала вниз, когда рука переставала её держать…. Мыльными руками она погладила живот, исследовала собственный пупок, найдя в нём, видимо, образования, не запланированные геномом. Вопреки моим ожиданиям, она достаточно стремительно совладала с «киской»: просто погладила её ладошкой, малость раздвинув губы. Я покинул собственный наблюдательный пост и возвратился в дом.

Естественно мы запоздали! Было уже около 6, а мама всё никак не могла разобраться с вещами. А ещё до остановки топать минут 10. Это если налегке, без вещей. Мы запоздали, короче…

— Хорошо, — произнесла мама, – я на данный момент позвоню Иришке – скажу, что мы будем завтра. А то растеряет нас девчонка.

— Ещё будем чё-та делать?

— Не, ты что! Уже помылись, переоделись.… Не нужно!

Она поглядела на меня, улыбнулась и потрепала по волосам:

— Но если в для тебя фонтанирует кипучая деятельность, то можешь сгонять до магазина. Возьми хлеба на один раз, сосисок либо колбаски, ну и к чаю чего-нибудь.

— У нас фрукты остались ещё?

— Яблоки, пара-тройка груш…

— Хорошо, я полетел!

С магазина я возвратился со всем, что заказала мне мама и с бутылкой красноватого полусладкого вина.

— Сы-ы-ы-ы-ына…. Ну что же все-таки это такое?….

— Творческая инициатива, мам! Красноватое, полусладкое – как ты любишь! Бокал вина за ужином с фруктами позитивно сказывается на физических и психических свойствах организма, также и на его чувственной расцветке! Хоть какой мед справочник подтвердит правоту данного заявления!

Она засмеялась:

— Обожаю, когда ты так говоришь!

Стемнело. Мы посиживали на кухне за столом и ели жаркий ужин. Моя мать – красивая кулинарка и выдумщица! Ха, а вы сами попытайтесь приготовить куриную грудку с рисом…без курочки и без риса! J В общем, ужинали мы – чем Бог послал! Мы доели и я быстренько убрал всё со стола в мойку, порезал фрукты и достал вино. Штопора не было, потому пришлось протолкнуть пробку вовнутрь. Я достал бокалы.

— Саш, — тихо и без ухмылки спросила меня мать, – для чего ты это принёс?

Она указала на вино. Я улыбнулся:

— Мам, ты всё-таки хочешь услышать лекцию о полезности красноватого вина в ограниченных дозах, да?

— Я знаю «зачем». Ты тоже думаешь весь денек о прошлой ночи. Думаешь, думаешь!… И я думаю. Мы так и не побеседовали с тобой, но оба негласно решили сейчас опять здесь остаться. Ты хочешь, чтоб мне было легче отважиться. Но это так по-детски, Саш! Я не малая девченка. Я сама это всё заварила и рассчитываться сейчас буду тоже сама. Трезвая.

Она опустила глаза на стол впереди себя и развязала халатик.

— Ты вправе на данный момент сделать то, о чём думаешь…

— Тогда…. – я зашёл ей за спину.

— Я желаю… — я присел на корточки и стал опять завязывать пояс халатика.

— Налить вам вина, мадам, и просто побеседовать!

У меня созрел план. План…мести, что ли? Хотя – Боже мой! – кому мне мстить?! Мы выпили вино. Гласили обо всём и не о чём. Разговор был очень семейным, без мельчайшего намёка на произошедшее прошлой ночкой. Мать приметно расслабилась и после полутора бокалов вина уже и улыбалась, и смеялась в глас. Вот, чего я желал: чтоб она легла спать, не сомневаясь, что всё улажено и позабыто.

Мы разошлись по комнатам:

— Ну всё, размеренной ночи, Саш!

— Размеренной ночи, мам! Сладких снов…

Ночь. Часа три либо около того, судя по луне, повисшей в левом верхнем углу окна. Я спустился к мамы на нижний этаж. Мрачно. Я подошёл к её кровати и осторожно убрал с неё простыню. Она спала на спине. Губки её были приоткрыты, ночнушка сбилась до пояса. Я осторожно расположился меж её ногами и стал тихонечко отодвигать в сторону трусики, освобождая вход в её киску. Она зашевелилась и стала приподниматься на подушке. Тогда я резко сдвинул трусы в сторону, припал языком к её пещерке и начал лизать! Лизать очень, глубоко…. Проникая языком во влагалище, находя им клитор…. Посасывая его…

Она пробудилась одномоментно.

— Нет, Сашка, нет… Нет…. Уйди… Нееееет…

Она пробовала оттолкнуть мою голову, но я прочно обхватил её за бёдра и не давал себя отодвинуть.

— Сашка…. нееееет… Ну нееееееет… нельзяааааааааа…

Её клитор оказался очень чувствительным! Когда я надавливал на него языком либо засасывал губками, её слова срывались на стон либо даже на вопль:

— Сашк..АААААААА… не над…ААААААА…

Она глубоко и нередко дышала. Она уже не отталкивала меня. Она звучно и протяжно стонала, а её расслабленные ноги всё больше расползались в стороны. Желая закрепить фуррор, я высвободил одну руку и ввёл в её дырочку два пальца, а языком впритирку занялся клитором.

— Ууум… ААААААААА… АААА…Ой….ООООЙ!….ммммм…Даааааа…

Она уже гладила меня по волосам, обширно разведя ножки. Мне опять захотелось подчинить её. Чтоб она сделала это САМА.

— Сними трусики, мам – они мне мешают!

— Да, мой неплохой…ААААааааааааааммммм… на данный момент… на данный момент!…

Она глубоко и сбивчиво дышала. Слова вылетали просто шёпозже. Она сняла трусы и кинула их в сторону.

— Так?…. ммм…

— Ночнушку!

— да…ммммм… даааааа… на данный момент… так?..

— Так! А сейчас раздвинь ножки и позови меня к для себя…

Это было рискованно: если б её возбуждение прошло бы хоть наполовину, то меня ожидал бы большой облом, но…. Этого не случилось – она здорово завелась! Либо сообразила, что необходимо сейчас обучаться жить… как-то так. Она раздвинула передо мной ноги и протянула руки ко мне:

— Иди ко мне, малыш…

Я комфортно расположился меж её ножек и стал облизывать гладко выбритый лобок. К нему так приятно было прижиматься щекой. Она медлительно гладила мои волосы:

— Что все-таки нам сейчас делать, малыш?

— Ну, поначалу, — я лизнул её киску снизу ввысь повдоль губок – я тебя поцелую, а позже решим, хорошо?

Я немного нажал языком на клитор.

— Да…Поцелуй меня…мммммммммм… Поцелуй меня…там…ещё, малыш… Да!

Я лизал язычком её клитор: то очень, стремительно, с нажимом, кончиком языка, то ослабляя напор, медлительно лизал его, накрывая его языком стопроцентно… То засасывал его одними губками, то просто водил ими по нему, смачивая языком… Два пальчика глубоко и ритмично входили в её киску…. Другой рукою я сжимал её грудь и пощипывал сосочек на ней………

— Да, малыш…дааааааа…ещё, Сашенька…ещё….

— Ты кончишь? Я желаю, чтоб ты кончила!

— Да, малыш… ООО,.. даааааа… Я тоже…желаю…УУуммм Ко…ООО…нчить…кончить…да, да…. ещё, милый…ещё…

Я слышу, что она «на подходе». Я стараюсь держать её на этой границе.

— И что ж мне будет за заслуга, разлюбезная миледи?

— Издева….ААААААААА…ешься… ещё, малыш, ЕЩЁОООО…

— Так что-то будет, мам?…Что?

— ВСЁ!… ООООО… ДАААААА…Что ты… хо…ОООО…хочешь?

— Тебя!…членом… вовнутрь…

— Нет!…ААААААААААААААААААаааа…

— Ну вот…как же… всё?…

— Я…даааа… поцелую…его…ООООООООО….

— Кого «его»?..Нас здесь трое?..

— Его… Его…ОООООООдааааааа… поцелую….

— Его?… Ты меня пугаешь, мам!..

— Его…твой…аааааа…ААААААААААА…твой…Член!…

— Отлично!…. Поцелуешь?…Чмок и всё?…

— Неееееееет… А! …АААА!…. ДАААА… Я… возьму его… член… в рот…

— И-и-и-и?…

— СОСАТЬ БУДУ!… ДАААААААААААА… Я БУДУ Для тебя СОСАТЬ!… ЕЩЁ, МАЛЫШ! ЕЩЁОООО…я буду для тебя дрочить… для тебя….АААааааааааааааа…Ты это от меня хочешь усл… УУУУУУУууууууууаааааа! Услышать… АААааа… Для тебя… так нравится… Грубо… мммм?…. ДАААаааааааааа!…

— Да, мам, очень нравится…

— БУДУ ДРОЧИТЬ…. АХ!.. БУДУ… СОСАТЬ…. ВЫПЬЮ ТЕБЯ… АААААААААА…

— Эт как?…

— Ммм….Аааааа…мммм…..КОНЧИШЬМНЕВРОТ… ммм…ааааа…ВСЁПРОГЛОЧУОБЕЩАЮ…

— А членом?…В тебя?…

— Нет!… Нееееееееееет… не мучь меня, малыш…АААА… ДАААААААаааааа…

Она кончила очень звучно! Сжала ноги, зажав мою голову, как в тисках. Одной рукою она вцепилась мне в волосы, вдавливая моё лицо в себя. Другой сжала свою грудь. Её лупила дрожь, её трясло, будто бы через неё пропускали ток. Она лежала, приходя в себя, и гладила меня по голове. Я встал – всё должно быть по-честному, как вчера – и двинулся к выходу.

— Саш, подожди… Останься…

Я обернулся, поглядел на неё и улыбнулся:

— Завтра…

— Саш… Ну иди сюда! На секунду!

Она посиживала, оперевшись спиной на спинку кровати. Я подошёл к изголовью:

— Что ты хочешь, мам? Для тебя принести чего-нибудь?

— НЕТ!!!!!

Она ухватила мои спортивные брюки и резким скачком опустила их до колен совместно с трусами. В последующее мгновение мой член был у неё во рту. Он ещё не опал и признательно дёрнулся в нём. Мать закрыла глаза и начала сосать! Сосала стремительно, гневно, будто бы желала проглотить…

— Да, мам, дааааа…мммм… я не смогу так длительно…. мамочка….мммм… у тебя магический ротик… Ааааааамммм…

— Что ты хочешь?

— Ты знаешь, мам…АААААААааааааааа… тебя, мам!..

— А на данный момент…это разве…не я?

— Ммммммм… Тебя, мам… твою киску…

— По-моему… ты её…уже….распробовал…

— Нет, мам… Аааааааа… Ещё…. Дааааа, так…Желаю тебя…мммм….

— Ну, скажи… я же не… не страшилась…

— Трахнуть тебя желаю, мам… Засадить для тебя…

— Нет!..Так нельзя…. Ещё пожелания будут?…

— Ммммм… Желаю…твой ро…мммм… твой ротик….

— Пожалуйста!

Она заглотила его так глубоко, что я ощутил, как он упёрся в гортань.

— Это всё?..

— Мммммммммм…Мам, нет же!…. Не останавливайся, нет…

— Тогда скажи… Что ты хочешь сделать?…. Либо… что сделать… Мне?

— Вынь его…. ммм….аааааа… подрочи его… И расск…мммм… расскажи мне, что… ммммм… что хочешь его…мммм…сосать… хочешь, чтоб я… ммм…кончил для тебя…Аааааа… в рот!..

Она высвободила мой член изо рта и стала дрочить его собственной ручкой, смотря мне в глаза:

— Я желаю его, малыш! Желаю его сосать! — гласила она горячим шёпозже — Я вчера представила его для себя и не смогла заснуть! Почему представила? Не спрашивай! Мне нечего ответить! Мне нравится, как он заполняет мой рот! Для тебя нравится созидать, как я глотаю? Узреешь, малыш – обещаю! Я обожаю это! Вчера, когда ты кончал мне в рот, я сама чуть ли не кончила! Для тебя нравится, что для тебя сосу я, твоя мать? Для тебя нравится мой рот: мой язычок и мои губки? Мои руки и пальцы?

— Мммммм, даааааа… мне нравится это всё!…Я обладаю тобой!…. ты – лучше всех!…ммм….

— Тогда вставь мне его глубоко в гортань милый! Кончи мне в ротик, малыш! Ну давай, давай, я уже заждалась! Давай, малыш, кончай! Ты сделал мне сейчас безрассудно отлично и я в долгу не останусь!

Я ощутил приближение оргазма и задышал почаще, и поглубже. Мать тоже увидела это:

— Ну, давай же, малыш!

Она опять проглотила мой член, гневно дрочила ствол, но лаского водила языком по головке. Я кончил ей в рот. Глубоко. В самое гортань. Она застыла на секунду, принимая мою сперму, позже аккуратненько снялась с члена, поглядела на меня снизу ввысь и, прикрыв глаза, сделала глубочайший глоток. Она открыла глаза, поглядела на меня, облизнула свои губки и опять взяла член в ротик. Но сейчас она мыла его, как мама-кошка моет собственного котёнка: вылизывая, сглатывая… Придирчиво оценивая итог… Опять вылизывая…

— Вот так, малыш… Для тебя отлично?

— Очень, мам… Ты – волшебство! Я люблю тебя!

— И я тебя, котёнок…

Я пошёл из комнаты, но обернулся в дверцах:

— Я на улицу, покурить, мам. И… сейчас я сплю тут! Мам, это не дискуссируется!

Я вышел на улицу, закурил. Окончив, пошёл в дом. Я запамятовал, что дверь в мамину комнату закрывается на ключ, так как всё время, что я помню этот дом, она была открыта всегда! Но сейчас запертая изнутри дверь сладкоречиво мне об этом напомнила…

Отзывы:
Добавить комментарий