Полночь

Категория: В попку

Полночь

Очами Давида

Вечер. В комнате мрачно. Играю на рояле. Песню? Мелодию? Не принципиально… Просто играю.

Закидываю голову вспять. Вдыхаю. Прикрываю глаза. Пальцы сами скользят по кнопкам. Знакомые кнопки, знакомые звуки… знакомая тишь. Я не слышу музыки, заполнившей комнату… не слышу. Только щемящая тишь, заполнившая мой разум и душу. Где же он? Где?

Часы лупят полночь, а его нет. Почему? Он всегда приходил ко мне, а где он сейчас? С кем он сейчас? Ему, а может и ей, подфартило. Пускай радуется этот человек его ласке и нежности. Для меня главное, чтоб он был счастлив.

Где же ты, Тимо?!

Больно…

Очами Тимо

Стою в дверцах и наблюдаю за тобой. Ты как обычно великолепен. Откидываешь голову, закрываешь глаза. Твои волосы спадают для тебя на плечи. Великолепен… Нет, безупречен… Твои руки скользят по кнопкам, рождая чудеснейшие звуки. Что это? Я ранее этого не слышал. Разве люди могут такое делать? Нет, ты не человек. Ты – ангел во плоти, юноша из грядущего… Часы лупят полночь. Ты хмуришься, но не открываешь глаз. Мне нравится просто стоять и следить за тобой.

Непослушливый локон щекотит твою шейку. Снова хмуришься и взмахиваешь головой, пытаясь избавиться от раздражителя, но не выходит. Тогда я тихо подхожу к для тебя и аккуратненько, как будто опасаясь разбить хрустальную вазу, убираю локон с твоего лица. Мелодия обрывается. Ты резко открываешь глаза и оборачиваешься ко мне. Смотришь и молчишь, а я только улыбаюсь.

— Ты возвратился… — на губках ухмылка, а в очах печаль.

— Естественно. Я не могу кинуть тебя. Ты не сыграешь еще? – подмигиваю для тебя.

Опять разворачиваешься к роялю и начинаешь играть. Нежность ушла. Сейчас ты играешь что-то настойчивое. Прикрываю глаза. Странноватые картины начинают мерещиться: утес и волны, разбивающиеся об него. С каждым разом волны все посильнее, но утес не поддается им. Их нескончаемая, вековая борьба, где нет фаворитов и проигравших. Содрогаюсь от этих мыслей. Открываю глаза.

Ты опять откинул голову. Твои губки чуток приоткрыты. Из их вырывается сбивчивое дыхание. Не способен сдерживаться, я подхожу поближе к для тебя и прикасаюсь к твоим губам. Ты страстно отвечаешь на поцелуй. Наши языки сплетаются, сердца бьются, вырываясь наружу.

Ты все играешь. Пошли заключительные аккорды. Они еще жестче, но в тоже время они медлительно угасают, становясь все тише и тише… Очередной поцелуй. Очередной аккорд. Еще поцелуй. Я обвиваю руками твою шейку. Последний заключительный аккорд и тишь…

Резко разворачиваешься ко мне. Встаешь. Стремительно сдираешь с меня майку, позже и с себя. Впиваешься в мои губки, точно так же, как впервой… Наши сердца бьются в обезумевшем темпе. Нестерпимо горячо… наши тела пылают огнём… Начинаю покрывать поцелуями твою шейку. Прикусываю нежную кожу за ухом, присасываюсь к пульсирующей жилке на шейке… Ты стонешь… Твоя кожа не сладкая, не соленая… Я не могу обрисовать ее вкус. Это единственный и уникальный вкус, который я помнил всегда.

Не разрывая поцелуя, я подхватываю тебя и сажаю на закрытую крышку рояля. Трясущимися от желания руками гладишь меня по спине, обвиваешь ими мою шейку, выгибаясь навстречу моим губам.

Конвульсивно расстегиваю твои джинсы. Стягиваю их совместно с нижним бельем и скидываю на пол. Ласкаю твой торс, животик. Опять изгибаешь спину дугой. Киваю головой, чтоб ты лег на спину. Безоговорочно выполняешь это, все еще не убирая рук с моей шейки. Притягиваешь к для себя и лаского целуешь, доверчиво глядя мне в глаза.

— Я не сделаю для тебя больно, — не знаю, для чего я это говорю… Наверное, так нужно… И заблаговременно знаю твой ответ…

— Знаю, — шепчешь ты, опять издавая стон.

Губками обхватываю твой член. Поначалу двигаюсь медлительно, равномерно увеличивая темп. Языком ласкаю головку, размазывая по члену твою же смазку. Стонешь… нет… уже хрипишь… Смотрю на твое лицо. Затуманенные глаза глядят в потолок. Что ты видишь там, Давид?..

Очами Давида

Обширно раскрыв глаза, смотрю в потолок. На данный момент мне кажется, что заместо потолка звездное небо. Млрд звезд наблюдают за нами, скрывая наш секрет, унося его с собой в бесконечность. Тимо посильнее сжимает губки, из гортани вырывается звучный стон. Свободной рукою он проводит по моим губам. Я сразу губками обхватываю его пальцы. Через пару минут он убирает руку от моего рта.

А в последующее мгновение я чувствую, как одним пальцем он начинает растягивать меня. Поначалу неприятно, но позже все проходит. Двигаюсь ему навстречу. Руками глажу его по волосам и лицу. Он добавляет 2-ой палец. Вскрикиваю от неожиданности, он на мгновение останавливается, но позже опять продолжает двигать ими снутри меня. Проводит языком по всей длине моего члена. По телу волной пробегает дрожь. Его движения резки и беспорядочны. Перед очами вещи начинают плясать вальс. Еще мгновение – и я изливаюсь ему в рот. Моё тело обмякает и не дает способности двигаться. На данный момент мне кажется, что я умею летать. Я как птица парю на высоте тыщи миль над землей…

Из моих мыслей меня вырывают поцелуи Тимо. Он нежен, но настойчив. Нет, я не могу летать…

Опять притягиваю его к для себя и целую. На его губках все еще сохранился мой вкус. Посасываю его губу, позже провожу по ней языком. Он закатывает глаза, а позже резко отрывается.

— Я больше не могу вытерпеть…

Вынимает из меня пальцы и одним резким движением заходит. Больно… очень… Зажмуриваюсь и зажимаю рот, чтоб не закричать, но все равно из меня вырывается стон, больше схожий на скрип.

— Прости… Я не мог сдержаться… — извиняющимся взором глядит на меня. И я прощу его. Как я могу на него дуться? Ведь он мое солнце, которое освещает мой актуальный путь.

Малость подождав, пока я свыкнусь с чувствами, он начинает двигаться, с каждым толчком увеличивая темп. Ему нужна разрядка. Я понимаю… понимаю и терплю. Я дам ему это. Толчок… очередной… Его стоны становятся громче. Ногами обвиваю его ноги. «Спасибо» — гласит он одними очами, «пожалуйста» — отвечаю я. Его тело напрягается. Пальцы впиваются в мои ноги. Мне больно, но я сделаю это. Я подарю ему удовольствие. Очередной резкий толчок и он орет… я кричу… наши стоны переплетаются и эхом отдаются в пространстве… Я уверен, что на данный момент он лицезреет то же, что и я. В такие моменты я верю, что я умею летать, а если нет, то он меня обучит… Моя путеводная звезда… Мы взлетим, и я дотронусь до неба… Я верю…

Последний осиплый стон, вырвавшийся из его гортани и он обессиленно падает рядом со мной. Тишь…

— Жаль нет музыки, — тихо говорю я.

— Есть… Разве ты не слышишь?

Часы опять лупят полночь. Наши остывающие тела, неровное дыхание и музыка, разливающаяся по комнате. Что-то грустное… Как будто кто-то зовет, умоляя отпустить… но его клич о помощи никто и никогда не услышит… он остается без ответа… навечно.

Мой e-mail: [email protected], пишите отзывы, буду ожидать!

Отзывы:
Добавить комментарий