Результаты экзаменов

Категория: По принуждению

-Нет, Игорь, ты как хочешь, но я пойду с тобой, — произнесла моя мама, застегивая лифчик, — в конце концов ты мой отпрыск и я должна знать как ты сдал экзамены!

«Почему все люди как люди, живут свободно — задумывался я исподтишка смотря на отражавшееся в трюмо ее полуголое тело, — а мне приходится повсевременно везде таскаться со собственной мамочкой». Вот и сейчас, она отпросилась с работы, чтоб поехать со мной в институт на оглашение результатов вступительных экзаменов.

— Все, я готова, пойдем! — произнесла она оправляя летнее платьице с глубочайшим вырезом на груди.

Подходя к дверям института, я увидел знакомого чувака, с которым мы прогуливались на предварительные курсы, он стоял в обнимку со собственной женщиной, которая одарила меня презрительным взором, когда я плелся мимо прямо за собственной мамой.

— Здорово, Игорек, — вяло протянул мне руку компаньон.

— Это твой товарищ? — спросила моя мама с энтузиазмом смотря на статного парня, — совместно курсы наверняка посещали?

— Да, это Юра, мы на один факультет поступаем. — промямлил я, будучи готовым провалиться под землю от стыда, потому что никогда не обожал играть роль маминкиного сынка.

— Очень приятно, я Валентина Ивановна, мать Игоря. Ну и как ваши шансы? — полюбопытничала моя мама.

— Так же как и у Игоря, — расслабленно ответил Юра. — Мы по семь балов набрали, если бы восемь, то точно прошли бы, а так ждем решения комиссии, на данный момент списки вывесить уже должны.

— Фортуны вам и нам, — улыбнулась ему моя мама, — пойдем Игорек, поглядим.

Мать потащила меня за собой, поднимаясь ввысь по лестнице и виляя бедрами. Юра только поглядел нам в след с улыбкой.

Списков еще не было и чтобы хоть как то отвязаться от собственной мамочки, я отправился в уборную, там снова повстречал Юрку. Он стоял в углу и докуривал сигарету.

— Ну чего, как думаешь, пройдем? — спросил я его.

— Не-а, наврядли — меланхолично протянул он, выдыхая струю дыма. — Восьмерочников очень много.

— А я думаю прорвемся, количество же мест тоже прирастили, а иногородних вообщем не берут в этом году.

— А давай спорить, — самоуверенно предложил Юрка.

— Не на что. — ответил я опустив голову.

— А энтузиазм таковой будет: если я прав буду, ты при всех с моей Юльки трусы стянешь.

Я, по ходу, представил как задираю сарафан его прекрасной и высокомерной девушки и стаскиваю с нее трусы по тонким ногам. «Ты что, Игорь!»- орет моя офигевшая мама, а Юлька отвешивает мне гулкую оплеуху. Невольно мурашки побежали по моему телу.

— А если я прав? — спросил я очнувшись от собственных фантазий.

— Тогда я стяну трусы с твоей мамы. — ответил Юрка.

У меня и совсем перехватило дыхание, но я все ж таки успел выдохнуть:

— Идет!

Здесь во всем университетском корпусе началось движение и чехарда, поэтому как вывесили списки. Мы с Юркой напрасно пробовали прорваться к щиту, но навстречу нам из толпы вынырнула моя мама совместно с Юлей и объявила:

— Мальчишки, вы прошли! Мы лицезрели ваши фамилии в перечне! Поздравляю!

У меня отлегло от сердца. Я поглядел на Юрку: он позеленел, от его самоуверенности не осталось и следа.

Мы шли вчетвером прогулочным шагом по парку, который размещался рядом с институтом. Я шел рядом с мамой, а Юрка — со собственной герлой. По всему было видно, что проигрыш в споре его тяготил, но он не мог не исполнить обещанного, потому что не желал смотреться слабеньким передо мной. Моя мама то и дело приставала к Юльке с разными дурацкими вопросами:

— А вы, Юля, не будете никуда поступать?

Та, негативно замотала головой, не переставая жевать жвачку.

— А чего так? — не унималась моя маман.

Юля только молчком пожала плечами.

Чтобы разрядить обстановку, Юрка предложил пойти куда-нибудь присесть, потому что идти по солнцу было жарковато. Мы отыскали отдаленную беседку в каких-либо зарослях и здесь Юля возжелала мороженного, Юра предложил ей сходить за ним совместно со мной. Она поморщилась.

— Правда, сходите ребят, а мы вас здесь в тенечке подождем. — встряла моя мама.

Нечего делать, мы встали и пошли находить киоск с мороженным. Только мы зашли за наиблежайшие деревья, как она произнесла мне:

— Слышь, ты, придурок, иди вспять к собственной маме, я одна схожу, если Юрке в лом. Может еще вернусь.

Она удалилась, видимо чувствуя себя оскорбленной, а я остался один среди перелеска. Я пошел по направлению к беседке, но близко подходить не стал, а начал следить за Юркой и собственной мамой из-за деревьев. «Неуж-то случиться!» — подумалось мне и руки затряслись. Они тем временем посиживали и говорили.

— Юрий, вы таковой обходительный юноша, а ваша женщина совершенно напротив. — произнесла моя мама, вытягивая вперед ноги и обнажая тем колени из под платьица, — что с ней?

— Допекла ты ее своими расспросами. — внезапно грубо ответил Юрка, снимая солнцезащитные очки. — Да еще пялишься на меня при ней, как кошка на сметану.

— Юра, Вы: вы чего: вы что для себя позволяете: — смутилась моя мама, но Юрка не отдал ей опамятуется и придвинувшись поближе полез под платьице. Сначало он видимо желал просто сорвать с нее трусы и смыться, но никак не мог вынуть их у нее из под задницы. Моя мама тем временем вовсю болтала ногами, отчаянно вопя:

— На помощь!

Так что Юрке пришлось дать ей немного по мордасам, пока никто не услышал да не прибежал на ее крики. Она отодвинулась в угол беседки и запричитала:

— Юра, что вы делаете: я вам в мамы гожусь: нас здесь узреть могут: ребята скоро возвратиться:

— Тебя только это волнует? Тогда давай по резвому.

И он, запустив руки ей за спину, расстегнул молнию на платьице, но тогда, когда Юра стал стаскивать его с плеч моей мамы вмести с бретельками лифчика, она вдруг опамятовалась и резко толкнув Юрку, вырвалась из его объятий и побежала в мою сторону, сверкая нагой грудью. Но Юрка стремительно догнал ее и повалил на травку. Несколько мгновений хватило ему чтоб сорвать с нее одежку совсем, потом он встал перед ее оголенным трепещущим телом на колени и стал расстегивать свои джинсы. Я все это прекрасно лицезрел и не мог поверить своим очам. Этот дурной спор со стаскиванием трусов привел к тому, что мой разгоряченный компаньон на данный момент собирался изнасиловать мою мама.

— Нет, Юра не нужно: нас могут узреть: ребята скоро возвратиться. — пробовала увещевать его моя мама, сразу прикрывая руками свою наготу.

— Меня это только возбуждает. — холодно ответил Юра, показывая ей собственный возбужденный член.

Моя мама закрыла глаза, говоря свое последнее «нет» и он лег на нее, скинув майку и впившись ртом в ее губки. Когда центр его поцелуев переместился ей на шейку и ниже, а зад ритмично задвигался меж ее бедер, моя мама вдруг откинула голову вспять, немного приотворив рот. Она обняла Юрку, запустив одну руку в его прическу, а другой придерживая его за ягодицы.

— Боже мой, сумасшествие какое-то. — шептала она.

В этот момент я услышал за спиной легкую поступь стройных ног. Это была Юля. Она тормознула около меня, утратив дар речи и выронив из рук мороженное, при виде как ее юноша дерет мою маму.

— Ах ты древняя сука! — завопила она, кинувшись к ним, но я впору поставил ей подножку и потом навалился на нее всем телом.

— Пусти, уродец! — заголосила она, но я, будучи уже довольно возбужденным, почувствовав под собой упругое девичье тело, уже не мог тормознуть. Мои руки, невзирая на ее сопротивление, залезли под сарафан и стали разглаживать ее бархатную кожу, не глядя на то что ее ручки беспрестанно колотили мою спину и затылок. Высвободив из штанов собственный готовый к употреблению прибор, я на ощупь отодвинул узкую полоску Юлькиных трусиков и засадил его туда. Юля вздрогнула, а потом здесь же обмякла. В тот же …миг я стал бурно кончать в нее и стопроцентно излившись глубоко вздохнул.

Я стал медлительно приходить в себя. Юлька лежала, рыдая и отвернувшись в сторону, а рядом со мной стоял Юра.

— Давай заставим их заняться любовью вместе. — произнес он хладнокровно.

— Как это? — спросил я нерешительно.

— Возьми мороженное. — сухо отдал приказ он и я молчком повиновался в ожидании еще больше захватывающих наслаждений.

Он снял остатки одежки со собственной девицы и подняв ее с земли повел, заломив ей руку, к тому месту, где на земле посиживала моя мама. Я последовал за ним неся в руке полурастаевшее мороженное. Лицезрев нас, моя мама вскрикнула и попробовала прикрыться платьицем.

— Мажь ее мороженным. — зазвенел в моих ушах жесткий Юркин глас.

Я подошел к маме, смотря в ее испуганные глаза.

— Игорь! Ты что? — произнесла она вся дрожа.

— Не нужно, мать, не сопротивляйся. — ответил я тихо, взяв ее за подбородок.

Я сдвинул платьице с ее нагого тела.

— Игорь, не делай этого, — попросила она меня неуверенно, даже не думая сопротивляться.

Я дотронулся пломбиром до ее сосков, она подсознательно дернулась от холода, но я не обращая на это никакого внимания уже размазывал мороженное по ее телу сверху в низ. Когда я дошел до лобка, она попробовала двинуть ноги, но я не отдал ей этого сделать, засунув пломбир ей во влагалище.

— Ой! — вскрикнула она, сморщив лицо.

— Неплох. — произнес Юра и подтащив свою подружку к телу моей мамы скомандовал ей:

— Ты желала мороженного? Ну так облизывай!

Юлька осторожно стала слизывать мороженное с тела моей мамы, стараясь не глядеть ни на нее, ни на нас. Вся Юлькина спесь куда-то испарилась и она вела себя довольно покорливо. Судя по прерывающемуся дыханию моей мамы и ее набухшим соскам, процедура ей приглянулась и схватив Юльку за волосы она решительно опустила ее лицо меж собственных ног, туда где было больше всего мороженного.

Насладившись сценами лесбийской любви, Юрка предложил мне:

— Давай свяжем их пока и за пивком сходим, а то чего-то в горле пересохло.

Не глядя на слабенькие протесты наших дам, мы при помощи собственных брючных ремней и ремешка от маминой сумки привязали их к столбу беседки в положении друг к другу спиной и направились за пивом, оставив маму с Юлькой совсем оголенными.

— Было надо им рты заткнуть, — произнес я Юрке по дороге, — а то еще кричать начнут.

— Не начнут. — твердо ответил он. — непонятно кто еще придет на их вопль.

И я стал представлять как пара бомжей находит наших нагих и связанных дам и с удовольствием насилует их:

Выпив холодненького пивка и захватив пару бутылок с собой, мы возвратились к беседке. Наши дамы находились все в той же позиции, что мы и оставили их.

— Ну чего, еще по разику? — подмигнул мне Юрка. — чур я 1-ый!

Он сбросил с себя одежку и направился к собственной девице. Я последовав его примеру, тоже разделся и начал подрачивать, смотря как он натягивает разомлевшую Юльку. Мне вдруг стало не в моготу, так хотелось тоже кому-нибудь впендюрить, ну и пиво в голову стукнуло. Придерживая собственный стоячий член, я подошел к собственной униженной маме.

— Игорек, ты. . ты чего замыслил? — заголосила она разгадав мои намерения. — Не нужно, слышишь! Что бы не случилось, но я твоя мама!

Но я не слушал ее и подойдя к ней впритирку, придавил ее своим телом к столбу. Она пробовала вызволить свои руки из ремней, ерзая в моих объятьях, рыдала и умоляла о чем то, но от этого мне становилось только слаще и я вонзил в нее собственный разбухший орган. Я долбил ее достаточно длительно и она даже начала делать встречные движения бедрами. Здесь я тормознул, немного отстранившись, чтоб поглядеть на нее. Она стояла передо мной закрыв глаза и закусив нижнюю губу. Когда я впился зубами в ее правый сосок, она начала вдруг бурно кончать, дико стоная:

— Игорек, не останавливайся, пожалуйста!

Так я в первый раз оттрахал свою мама, но это было не в последний раз. Позже мы еще не один раз занимались любовью вчетвером.

Отзывы:
Добавить комментарий