Шлюха для чёрных членов. Часть 2

Категория: По принуждению

Шерон стояла под жаркими струями воды, смывая с себя пот, сперму, слюни… В её голове ни как не могло уложиться что все-таки сейчас вышло. Практически вчера она выслала всё свое семейство к мамы супруга, а сейчас её трахнул полностью незнакомый мужик. При этом совсем ей антипатичный: старше её, неказистый негр. И что самое ужасное, то ей это понравилось. Даже невзирая на то, что страшно саднило гортань и ныло растраханное влагалище.

— Эй, ты что, уснула? – раздался осиплый вопль толстяка из гостиной, прервав её размышления.

Шерон, как будто в прострации, завернула краны, и накинув халатик супруга, вышла из ванной.

— Я же для тебя произнес, что бы ты была нагой, — недовольно посмотрел на неё Том. Он достал из бара бутылку виски и потягивал его прямо из горлышка. – Хотя, наверняка ты права, негоже нагой шляться. Давай-ка шустренько одень чего-нибудть сексапильное: чулки какие-нибудь, туфли на каблуках повыше… Сама фантазию прояви. И трусы не одевай – для тебя все они равно покуда не пригодятся! Живее! – прикрикнул он видя на замешательство Шерон.

У дамы не появилось даже желания воспротивиться. Она совсем преданная приказам пошла в раздевалку и застыла перед ящиком с бельем. Вынула темные чулки на подвязках, пояс и лифчик с открытыми чашечками…

— О, авторитетная шлюха! – остался удовлетворенным толстяк. – Иди ко мне, на данный момент ещё получишь порцию моего коня, — он хлопнул по диванчику рядом с собой. Шерон присела рядом и здесь же руки негра устремились ей меж ног, которые послушливо разошлись в стороны. Пальцы раздвинули лепестки половых губ дамы и устремились в святая святых. Мягенькими движениями он как будто втирал в вагину, покорившейся ему дамы, желание и похоть. Щелка быстро увлажнялась и Шерон, застонав, бессильно отбросила голову.

— Что вы со мной делаете? – шептали её губки как будто в бреду. – Так нельзя, я замужем… Это некорректно…

— Заткни собственный рот, сучка, для тебя нужно научиться использовать его по предназначению, а не пороть ересь, — задышал ей в ухо толстяк. – Пора для тебя пососать мой темный хуй, подготовь его для собственной дырки.

С этими словами он взял одной рукою за затылок Шерон и притянул её голову к собственной промежности, покуда перед ней не оказалась темная колбаса.

— Давай, бери его в руку и работай! – раздалось у неё над головой. Шерон несмело протянула руку и, взяв среди темный шланг, захватила губками головку и начала сосать, не запамятывая ублажать её своим узким язычком. В ответ на ласки шланг стал твердеть и, спустя практически несколько минут, пришел в боевую готовность. Но негр не торопился прощаться с ласкающим его ртом – он взял в руку волосы трудящейся над ним дамы и стал насаживать её голову на торчащий член. Шерон давилась, но не посмела отстраниться от терзающего её глотку монстра. Опять комнату огласили булькающие звуки издаваемые дамой. Время от времени толстяк поднимал голову любовницы повыше, тогда и член выскальзывал изо рта Шерон. Она дышала открытым ртом, как будто вытащенная на сберегал рыба, слюни узкой полосой стекали на темный животик Тома… Но передышка продолжалась не длительно, и негр опять насаживал всклокоченную женскую головку на повелительно торчащий перед ней член. Во время этого утехи он не забывал подрачивать пальцами покладистое влагалище. Шерон было сразу постыдно и сладко, низ животика вероломно горел и пульсировал… Вдруг раздался звонок в дверь. Дама напряглась, а коротышка, оторвав её от собственного члена, заговорщицки произнес:

— Пойду, посмотрю кто это там пришел, — до того как Шерон успела сказать хотя бы слово, поднялся и прошел к входной двери, а дама обессиленно сползла на пол. В голове творился полный сумбур и она фактически не отдавала для себя отчета в то, что на данный момент происходит. Но спустя мгновение у Шерон похолодело в груди – в собственной прихожей она услышала приглушенный шепот… И здесь же в гостиную вошла Рейчел в сопровождении толстяка.

— Ну что, Шер, стремительно тебя мой братишка выебал! – ухмыляясь и смотря прямо в глаза онемевшей Шерон, произнесла её заместительница. – Я-то задумывалась, что ты хоть малость поломаешься, а ты, как последняя сука, сходу свои блядские ноги в стороны раздвинула. Хотя я подозревала, что под маской стервы-начальницы прячется обычная блядь, которая только и ожидает, что бы ей раздраконили её дырки!

Шерон, от шока, не могла произнести ни слова. Она беспомощно смотрела на стоящую перед ней негритянку даже не пытаясь прикрыться. Толстяк тем временем подошел к ней, и взял её за волосы потянул ввысь, принуждая подняться на ноги. На ватных ногах Шерон с трудом привстала с пола и здесь же рука Рейчел устремилась ей меж ног. Хозяйка попробовала оттолкнуть её руку, но лицезрев тяжкий взор собственной подчиненной, здесь же приостановила свою попытку. Пальцы негритянки просочились в её влажное влагалище.

— Кто бы поверил, что такая суровая начальница окажется обыкновенной шлюхой, — нараспев произнесла Рейчел, продолжая вгонять ладонь в вагину Шерон. – А ты знаешь, я даже рада, что ты такая блядь! У нас в черном квартале, знаешь ли, неувязка у мужчин кого потрахать: либо старенькые шлюхи, либо нездоровые какой-либо блядской хворью, либо уже кто-либо из крутых уже их пялят. А в белоснежный кусочек мяса загнать собственный отросток многие даже грезить не смеют. Так что готовься «подруга» — после того, как от тебя утомится Том, я и все наши близкие – будешь ласкать своими дырками весь наш квартал…

Тем временем Том стал сзади Шерон и, просунут руки подмышки дамы, вовсю мял её грудь. Периодически, оттягивая соски, так очень как будто желал доить хозяйку, как корову. От грубых ласк с 2-ух сторон, влагалище Шерон текло, как безумное — смазка комками стекала по внутренней стороне ляжек, пачкая чулки белесыми разводами. Она понимала, как непотребно, то, что с ней вытворяют, два в общем-то сторонних человека, и последними отголосками разума она желала бы закончить разврат, но тело кинуло её: бормоча какую-то ничего не значащую ерунду, она под терзающими её пальцами издала протяжный стон — глаза закатились, колени начала лупить большая дрожь. Ноги Шерон подкосились и если б не Рейчел, которая держала даму за влагалище, как будто рыбку на крючке, то она бы упала пол. Том в особенности очень потянул груди Шерон за соски в стороны, так что они практически достали до подмышек дамы… Это было последней каплей – Шерон не способен противиться естеству начала бурно кончать. Её тело пронзали тыщи иголок сокрушительного оргазма, растворяя внутри себя последнее, что оставалось старенькой Шерон, совсем и окончательно превращая её из солидной дамы, рачительной мамы, верной супруги, в похотливо извивающийся и пускающий слюни кусочек белоснежного мяса для негритянский забав…

Тем временем Том решил варьировать свои забавы. Он резко развернул кончающую Шерон лицом к диванчику, и, толкнув в спину, поставил её на четвереньки животиком на диванчике. Покуда, дама пробовала придти в себя, после громко оргазма, толстяк принялся покорять новое отверстие жертвы. Он пару раз плюнул на сморщенное колечко ануса Шерон и приставил к нему собственный член…

Через забытье оргазма, Шерон ощутила, как сзади что-то проталкивается вовнутрь её прямой кишки, причиняя при всем этом режущую боль.

— Мамочка! – заорала она осознав, что происходит, и попробовала соскочить с терзающего её члена, но напрасно: под животиком был диванчик, сзади навалился Том… От резкой боли слезы непроизвольно потекли из зажмуренных глаз. Медлительно член ввинчивался в тесноватую дырочку, по миллиметру покоряя зад раскорячившейся перед ним дамы. Рейчел тоже не стояла без дела: она присела рядом с Шерон и стала хлестать ладонью по отставленной попе собственной начальницы.

— Расслабь жопу, дурочка, легче пойдет, — приговаривала она, нанося хлесткие удары по ласковой коже и оставляя на ней розовые пятна. Спустя несколько минут попа Шерон из белоснежной перевоплотился в ярко-малиновую, но она не ощущала ударов: вся боль была сосредоточена вокруг насилующего её большого члена…

— Бля! – вдруг завопил Том и резко выдернул из ануса Шерон собственный член с которого вперемежку в дерьмом стекали струйки крови. Шерон перевела дыхание, почувствовав большущее облегчение, а толстяк начал рассматривать собственный член. – Из-за этой суки я уздечку разорвал… Болит, бля… — заныл «любовник».

Рейчел схватила за волосы, лежащую Шерон и стащила её на пол.

— Взгляни, сука, что ты натворила собственной блядской жопой! – прошипела она в лицо испуганной даме. – Сейчас нужно выручать член, который снизошел, чтоб вскрыть твою тощую жопу. Я слышала, что слюна собаки, когда она зализывает раны, прямо, как бальзам действует. Но собаку нам даже находить не нужно! Стремительно на колени и начинай вылечивать хуёк моего дорогого братца. Живо!

Том, услышав затею сестры, здесь же оборотился к Шерон, которая с пола поглядела на повелительно покачивающийся над ней, перепачканный дерьмом и кровью, большой член…

— Я произнесла, живее! – прикрикнула Рейчел и стукнула по щеке замешкавшуюся Шерон, которая после крика встала на колени перед Томом. Её рука потянулась к члену, ладонь сомкнулась на нем и, зажмурив глаза, дама стала несмело облизывать темного гиганта, очищая его от собственного дерьма и, начавшей сворачиваться, крови. Ей было очень тошно глотать кусочки собственных испражнений, но Шерон испытывала практически животный кошмар перед Рейчел, и неповиноваться мыслей даже не появилось.

А Рейчел стояла рядом и удовлетворенно смотрела, как её начальница покорливо вылизывает большой член…

— Пора и мне присоединиться к вашей компании, — произнес Рейчел спустя какое-то время. Она стремительно освободилась от длинноватого джинсового сарафана и осталась в белье. Шерон скосила глаза и поглядела на негритянку. Рейчел под одежкой оказалась достаточно плотного телосложения: мясистые груди с большими темными нимбами сосков, широкие ноги, подвисший большой зад… Но длительно рассматривать не пришлось:

— Давай-ка меня сейчас порадуй, — обратилась она к Шерон и села на диванчик обширно расставив ноги. – Шевели булками! – гаркнула она онемевшей даме.

Шерон выпустила изо рта член толстяка и на коленях подползла к Рейчел. Её взор уперся с промежность негритянки. Нужно сказать, что Рейчел не в особенности следила за собой: темные курчавые волосы выбивались из-под трусов, в нос лупил кислый запах издавна не мытых гениталий.

— Ну что, застыла, лижи! – с этими словами она сдвинула в сторону трусы, открыв взгляду онемевшей дамы промежность…

У Шерон в голове не укладывалось, что ей придется заниматься однополым сексом, тем паче с негритянкой. Такового опыта у неё не было. Рейчел, видя замешательство дамы, решила ей посодействовать: она ухватила за волосы Шерон и с силой уткнула её лицом для себя в промежность.

— Ну же! – прикрикнула она и Шерон сдалась. Плотно зажмурив глаза, она лизнула солоноватое влагалище раз, 2-ой… Том в это время встал сзади хозяйки дома, и стал пальцами дрочить её воспаленное влагалище.

Шерон потребовалось совершенно малость времени привыкнуть к собственному новенькому положению, и если б сторонний наблюдающий заглянул спустя 5 минут в гостиную, то увидел бы не принуждаемую к лесбийскому сексу белоснежную даму, а лесбиянку, которая с упоением вылизывает темные дырки собственной любовницы. По комнате раздавалось непрерывное чмоканье, мычание, стоны.

Прошло ещё десяток минут, и Рейчел, вжав меж ног голову Шерон, стала бурно кончать, заливая лицо новейшей «подруги» выделениями из собственного влагалища…

Отдышавшись, она грубо оттолкнула от себя Шерон.

— Ух, отменная лизалка! Сейчас твоим ртом я буду часто воспользоваться, — произнесла Рейчел, смотря на влажное лицо Шерон, которая по-собачьи виляла задом, под снующими в её промежности пальцами Тома. Навряд ли, кто-то из служащих мед центра либо соседей, вызнал в этом похотливо стонущем, перепачканном женскими выделениями существе неприступную кросотку Шерон, на которую у многих не хватало смелости даже посмотреть, не говоря о большем…

Ласки Тома не могли длиться вечно, и в конце концов Шерон, издав приглушенный визг, кончила, рухнув грудью на пол…

— Хорошо, — как будто через подушку она услышала глас Рейчел. – Подгони-ка собственный фургон на задний двор, — обращалась она к брату, — пора нашей красавице проехаться с нами. Поживет, покуда у нас, что бы мне было спокойнее, а заодно познакомим её с нашей семьей.

Остатками замутненного разума Шерон сообразила, что замыслила Рейчел, и от кошмара растеряла сознание…

Отзывы:
Добавить комментарий