Такая горькая и сладкая измена

Категория: Измена

Уже целый год прошел, как я начал встречаться со собственной женщиной Ириной. Интимные дела меж нами начались кое-где после 2-ух месяцев знакомства. Поначалу все было стандартно, но в процессе сексапильных утех с женщиной у меня всё почаще стали появляться мечты о чём-то нестандартном. Внезапно себе я нашел, что меня кошмар как заводит чувство ревности. Когда, к примеру, перевернув Ирку на живот и оседлав ее пышную пятую точку, я тем временем представлял, как это было у неё ранее с другим, у меня наступало прямо полусумасшедшее состояние, отчего толчки становились всё более и поболее гневными. Но после более гневного оргазма фантазии слабели, и вспоминались эти достойные внимания моменты разве что исключительно в процессе наших последующих любовных игр…

Так длилось до того времени, пока не произошёл один внезапный случай, вызвавший во мне сначала море самых противоречивых чувств – и отрицательных, и положительных. Но позже я понемногу успокоился, а вот нравиться подобные чувства стали страшно, как говорится: за что боролись на то и …

Как-то в разговоре с Ириной выяснилось, пока женщина была одна, без меня, она временами встречалась со своим соседом по лестничной площадке Антоном (она его называла Тошей), как утверждала, только для секса и больше ничего, организм ведь не металлический, свое добивался. Узнав позднее слабость девченки к этому делу, себе решил: она просто не могла не поддаться Тошиным (будем его так сейчас именовать) напорам. Позднее Ирина переехала жить в другой район городка, с тем парнем встречаться как-то закончила, а позже познакомилась со мной, такие вот дела…

И вот в один прекрасный момент Ирка мне ведает, что вчера вдруг целый денек вызванивал тот её прошлый сосед Тоша. В конце концов она ему ответила, а он настоял на встрече, дескать, необходимо побеседовать о кое-чем принципиальном. Этим же вечерком Тоша пришёл к ней, малость выпивший, и никак не мог сообразить, что его время издавна ушло, она уже с другим и т.д. Да еще всё пробовал её поцеловать, но, получив жесткое «нет», с тем и убрался домой…

Когда я все это услышал, то был жутко разозлен от поведения бывшего Иркиного ухажера, желал сходу с ним повстречаться для разговора «по душам». Но Ирина меня успокоила (дескать, ничего же не было), мы начали страстно лобзаться, и всё плавненько перебежало в «губной массажик», по-нашему так умилительно именовался процесс обожаемого мной минета. И вот в самом разгаре сладострастного деяния, отстранив на время Иркин мокроватый ротик от собственного вздыбленного члена, я отважился спросить у неё, делала ли она ранее что-либо схожее ЕМУ. Похотливо облизавшись, она прямо произнесла, что да, и в большинстве случаев делала Тоше минет, когда не было места и времени для обычного секса. Происходило это где-нибудь в скрытом уголке на улице, в лифте либо просто на лавочке поздно вечерком, а время от времени он прямо приходил к ней в гости и они «минетничали» просто в ее комнате, невзирая на то, что предки были дома… Всё, еще несколько отточенных движений Иркиных сладострастных губок вверх-вниз по моему влажному от слюны стволу и я сходу «улетел», а мордочка девченки была облита обильными струями спермы, что ей очень пришлось по вкусу. Но как с ревностью слышать подобные откровения… С того времени и началось: когда бы мы не барахтались с ней в кровати – я сходу представлял ЕЁ с ЕГО торчащим членом во рту… Да и секс меж нами стал ой как горячее.

И вот неприметно подошел мой денек рождения. На работе меня все поздравляют, к вечеру на фирме будет стол, подарки… А в обед приходит ко мне на работу моё милое сексапильное созданьице и гласит, что ей снова позвонил Тоша и очень напористо уговаривал придти вечерком к нему на работу – он дежурит в этот вечер на работе сам. Дескать, просто побеседовать и ничего более. Сможете для себя представить, что означает «ничего более», если Ирка будет наедине с бывшим хахалем в пустой телестудии… Уппф. Настроение из просто феерического перевоплотился в тревожно-ожидательное.

Я уже не помню как, может, поэтому, что уже испил достаточно много шампанского, но я отдал свое согласие пойти Ирине с ним побеседовать. Как же я её возжелал тогда, молния на ширинке еле не разошлась! Хотя, может, я поэтому и смел был, как знал, что у неё в сей день месячные, и секса как такового быть не может. В общем, я её отпустил, попутно наговорил, что это дико возбуждает, и что я не буду ревновать, и что люблю её до конца жизни, и что «не виновная она будет». Я лицезрел, что моя Ирина уже и сама возбуждена пикантностью ситуации, ну и переживает не меньше меня. И она «просто пошла к Тоше просто поговорить»…

С Иркиных слов, рассказанных после, она очень беспокоилась, пока шла к нему на работу, даже перед тем испила бутылки две слабоалкогольной Колы (а ей даже от таковой дозы вставляло благопристойно). В конце концов пришла, открыл двери неразговорчивый сторож (нужно же – Тоша все-же не сам был на работе), прошла вглубь. Повстречались, посидели, пообщались. А у него, оказывается, уже был припасен ящичек пива… Означает, общались и пили пиво. Часа два итак вот общались, пока не дообщались до любовных тем обсуждения, как друзья старенькые, пока не пересели на диванчик совместно, пока не стал он её целовать взасос и легонько мять аппетитные грудки, невзирая на слабенькие отказы, дескать, друзья ж они и все такое, пока не оказалась рука его на её полных ляжках и упругой попе, тихий шелест колготок, маленькая юбочка, задранная по пояс… Нет не надо, мне нельзя, нельзя ещё и из-за месячных… Ну хорошо, ну в последний раз, он больше не будет, давай ещё пивка и…

Кайфуй, юноша, настал твой звездный час райского блаженства. Ирка не выдерживает, стремительно срывает с него джинсы совместно с плавками вниз, усаживает его на стол, сладостно облизывается и.. Тошин до максимума возбужденный член, как в старенькые добрые времена, на все шестнадцать см опустился в её теплом и таком комфортном для схожих дел ротике. Тоша застонал от охватившей его волны удовольствия, стал беспрерывно шептать какая она отменная, милая, прекрасная, сексапильная. (Да, в таком состоянии, что угодно скажешь, только бы с твоим хреном развлекались.) Потом, в процессе, не отрывая Ирины от увлекательнейшего занятия, он расстегнул на ней блузу, приподнял лифчик, и стал, дотягиваясь, мять обоими руками её упругие, чуток полноватые, груди, что принудило его еще громче постанывать. (Шуточка ли: в руках две аппетитные «булки», член кое-где елозит во мокроватом и мягеньком ротике, ну как здесь не закайфуешь?)

Вдруг как-то внезапно и стремительно в коридоре раздались шаги и глас сторожа: Антон, ты тут, всё в порядке? Потом резко распахнулась дверь, и Ирина боковым зрением, с заслюнявленым членом во рту, с нагой грудью, которая, к тому же, была усердно расположена в Тошиных ладонях, увидела смутившегося и улыбающегося сторожа, только и сказавшего: ах, вы заняты, ну извините и пулей захлопывающего дверь… Ирка чуть ли не поперхнулась, отстранилась малость от собственной живой игрушки, чтоб хлебнуть пивка, и с упоением продолжила причмокивающий процесс. Наверняка, пиво подействовало на парня соответствующе – он никак не мог кончить, невзирая на мастерские старания Ирины. А она уж старалась: то медлительно и лаского оближет шаловливым язычком саму головку, то стремительно сделает несколько движений, заглатывая член практически полностью, позже поиграет с яйцами и все это сопровождается сладострастным постаныванием и звучным причмокиванием. (В общем, не минет, а притча.) В конце концов все увенчалось признательным фуррором, Иркин ротик сделал еще несколько ловких заключительных движений и Тоша бурно кончил, сперма полилась прямо в ее опытный ротик, пролилось малость и на впору подставленные грудки. Проглотив остаток спермы, вытерев грудь платочком и утомилось облизнувшись, Ирина здесь же начала поспешно поправлять лифчик и застегивать блузу.

Тоша лаского обнял даму за талию и начал гласить о том, как ему отлично, только жалко что для тебя нельзя большего… А Петька-охранник наверняка на данный момент лопнет от возбуждения. Слушай, а может, поможешь и ему..? Ирина только ехидно бросила: если ты таковой рачительный, то сам и помоги. И, чмокнув Тошу в щечку, поторопилась домой, другими словами ко мне.

А дома Ирку я уже заждался, весь был на нервишках. Пришла она вся такая необыкновенная, посвежевшая, малость хмельная, помада вся вытерта. И всё мне это поведала… Пока она говорила, я возбудился до максимума. Мои спортивные штаны оттопырились не на шуточку. Ирка это увидела, вижу, она тоже стала дышать учащенно, даже немного прерывисто. Эх, жалко, девченка, что у тебя эти чертовы месячные, а то я бы тебя так оседлал, моя похотливая лошадь, полчаса не слазил бы, точно. Ах, так еще есть мой возлюбленный мокроватый ротик. Я стремительно вытащил собственного подрагивающего от возбуждения дружка, и опускаясь в кресло, императивно пригнул к для себя голову Ирины, которая все сообразила без слов и с упоением принялась за такое знакомое и приятное занятие, стремительно двигая ртом вверх-вниз, пока жгучая струя спермы сильными толчками в конце концов не брызнула куда-то вглубь ее сладкого ротика. Мое возбуждение прошло, но спать я тогда не мог еще длительно. К слову, я тогда ещё много ночей расслабленно заснуть не мог: меня терзали и ревность и возбуждение, как говорится, и больно и сладко, позже все как-то притерлось…

Таковой незабвенной и сладостной для нас обоих была Иркина 1-ая законная измена.

Отзывы:
Добавить комментарий