Верните мои деньги

Категория: Традиционно

Дама вынашивает собственного ребёнка девять месяцев. Я же собственный рассказ, основанный на реальных фактах, ношу, без малого, 20 лет. Чувствую каждой клеткой тела – пришёл срок рождать. Сейчас акушером почетаемый читатель, предстоит стать для тебя, так распорядилась судьба, а поэтому будь внимательным к роженнику и терпеливым, не торопи его, не принуждай чрезвычайно тужиться. Есть опасность совместно с водами утратить и плод.

Зачатие рассказа относится ко времени парада суверенитетов. Беларусь обрела независимость, а совместно с ней – паралич власти и пустые полки магазинов. Давнешний знакомый, назовём его Львом, уговорил меня заняться совместным делом. Сказано-сделано. И вот юная страна получает новоиспеченое коммерческое предприятие, которое обязуется накормить население раздельно взятого района. Мы выезжаем в Россию, знакомимся с деловыми людьми, завязываем нужные связи…

Очень нередко, по вещественным суждениям, коммерческие пути- дороги вели нас в Минск и Минский район. Тут люди были богаче, а правоохранительные органы, как и в дружеской нам Рф, брали на «лапу». А поэтому, риск попасть к налоговому инспектору был равен нулю.

Помню, глубочайшей осенью, приблизительно в ноябре, с КАМАЗом, загруженным под завязку продовольствием, мы прибыли в Минск. Лев, который к тому времени стал директором нашей фантомной компании, выслал меня с одним барыгой, в прошлой жизни филологом, заниматься реализацией продукта. А сам, как обычно, кинулся во все тяжкие. В данном деле он был реальным пионером, смело идущим по тропинке разврата и сладострастия. Время от времени, не имея в кармашке презервативов, оказывался на исцелении в кожвендиспансере. Но в столице такие залёты с ним не случались. Дело в том, что некие однокурсники полового «гиганта» задумывались в отличие от него не головкой, а головой, и смогли утвердиться в новых экономических реалиях. Конкретно они, за немалые бабки поставляли Лёвушке прекрасных и незапятнанных минских студенток.

Занятие платным сексом стимулировало интеллектуальные возможности женщин, в сперме сильно много белка, и являлось неплохим подспорьем к бедной стипендии. При всей собственной богатой фантазии я не мог представить их в скором времени с маленьком в руках, либо склонёнными над школьными тетрадками милых сердечку учеников. Заместо усиленного исследования педагогики и психологии, дамы удачно изучали совершенно другую науку, в чём очень скоро я сумел убедиться сам.

Упомянутый мной денек запомнился прохладным, пронизывающим ветром и успешной торговлей. Передвигаясь от одной деревни к другой, к вечеру освободили автомобиль от продукта и заполнили целлофановые мешки средствами. В тот денек они, мешки, поменяли нам кошельки.

По приезде в гостиницу нас ожидал отлично сервированный стол и удовлетворенная морда вожака. Естественно, ему было от чего ликовать. Продукт продан, появились немалые средства, и, не считая остального, рядом с ним за столом посиживала женщина редчайшей стати и красы. Она была так хороша, что я растерял дар речи.

–Вера,– представилась она. В первый раз я от всей души позавидовал собственному патрону. Вот бы мне такую, но схожая фортуна казалась не сбыточной. Застолье проходило забавно. Мы пили водку, хорошее германское бочковое пиво, объедались гастрономическими изысками. Ребят стремительно развезло, и они начали выражать недовольство действиями Льва. Понятное дело, мужчина ночкой окажется в объятиях кросотки, а они- гостиничных подушек. Непорядок…

Шеф сообразил, что дело движется к опьяненному, и поэтому в особенности небезопасному мятежу. Чего неплохого подругу пустят по кругу. И он вызвал по телефону женщин легкого поведения. Я от такового подарка отказался, страшился подцепить чего-нибудть, ну и Вера, которая посиживала напротив, как-то в особенности посматривала на меня.

Не прошло и 30 минут, как две ярко накрашенные дамы появились в гостиничном номере. Я ещё раз удостоверился в корректности изготовленного шага. Две парочки разбрелись по номерам, а я совместно с Верой и Львом продолжили ужин, грозивший вырасти в завтрак. Вдруг, окосевший патрон предложил поглядеть, чем занимаются наши ребята. Я длительно отрешался, гласил, что это не этично но, не выдержав напора, согласился.

Подойдя к двери филолога, Лев медлительно открыл её, минутку приценивался, протирал линзы очков и вдруг, совсем внезапно заржал как конь. Раскрыв настежь дверь, он практически втащил меня в апартаменты. Увиденная картина значительно позабавила. В центре маленький комнаты рядом с диванчиком, который, возможно нередко служил ареной любовных утех заезжих постояльцев, стояла на коленях светловолосая дама. По оштукатуренному лицу путаны стекали ручейки пота. Мужик, из одежки у которого присутствовала только кепка и очки, безнадёжно пробовал воткнуть в рот подружке морщинистый, мягенький член.

–Бери, сука,– мычал членистохуев.

– Лёва, кого ты мне подставил,– промычала блондиночка, полчаса сосу, а у него даже не шевелится.

А что ты желала, поразмыслил я. До того как предложить для тебя собственный упавший духом инструмент, филолог выжрал около трёх бутылок водки. Разумеется, он уже не соображал, где находится и что делает. Бедняге казалось, что не член, а бутылку пива суёт он собственной собутыльнице, а та дурочка, не берёт…

Иди, приляг, скомандовал Лев и, дождавшись, когда человек в очках утомилось уполз к кровати, отдал приказ путане обслужить его. После длительных неудачных попыток дама отыскала подходящее упражнение и смогла-таки, сжимая, облизывая и покусывая интимные места, поднять член над вялым телом владельца.

С каким же искусством эта вялая от собачьей жизни дама вела к оргазму заплывшее жиром животное. Не знаю почему, но мне было жалко её. Но вернёмся к нашим баранам. Очень скоро дыхание Лёвы стало прерывающимся и осиплым. По заплывшему жиром телу пробежали недлинные волны. Он пронзительно заорал, выгнув, как это может быть, своё тело, и, схватив голову дамы, придавил её к животику.

Миллионы сперматозоидов, одуревших от водки, пустились наперегонки по семенному каналу владельца оплодотворять яйцеклетку. Каково же было их удивление, когда заместо матки они все очутились в кишечно-желудочном тракте путаны и через некое время были смыты водой унитаза.

Вечерком, придя в собственный номер, я увидел спящего в одежке филолога. Его храп не давал сосредоточиться. Пришлось встать, вытянуть из хозяйственной сумки пакет и заняться пересчётом средств. Их было сильно много, в очах рябило. Я сбивался, начинал пересчёт зверинца поновой. От этой фауны к горлу подходилда тошнота, на дензнаках красовались белки, зайцы, бобры, волки и другие обитатели родной страны. Возглавляли стаю– зубры.

Только окончил дело, как в дверь напористо постучали и представились работниками милиции. Дверь я естественно не открыл, и порядком струхнул. Ведь что выходит – у меня куча бабла, а вдруг это не те, за кого себя выдают. Прошло пару минут и там, за дверцей, послышались шаги и голоса. Щёлкнул замок, открылась дверь, на пороге стояла горничная и два милиционера.

– Документы, – востребовал мент. Я вручил ему собственный серпастый, который одномоментно перешел в кармашек стажа порядка.

– Этот с вами?, – спросил он указывая на филолога. Через некое время мы спустились в фойе гостиницы. И тут до меня, в конце концов дошло. Наши мужчины не рассчитались с путанами, а полиция – «крыша» жриц любви.

Началась очная ставка. Правда, меня очень скоро отпустили, а вот сотруднику начали оформлять.

Чтобы упредить последующие проблемы я условился с дамами, что заплачу за собственных друзей. Поднявшись в номер, отсчитал от требуемой суммы ровно половину. Расчёт был обычный – не станут они пересчитывать импозантную пачку средств тут, на виду у народа. Ожидания оправдались и очень скоро, арестанты «совести» расслабленно сапели в собственных кроватях, а я пошёл с докладом к патрону. Какой-никакой план уже созрел в моей голове. Я решил, что увеличу вдвое сумму, которую добивались у меня дамы. С учётом того, что я и так не доплатил им ровно половину, мои доходы могли составить 300 процентов.

Вот и подходящая мне дверь. Стучусь. Очень длительно никто не открывает, в конце концов, приятный дамский глас спрашивает: «Кто там»? Я называю себя и медлительно вхожу в номер.

Поднять патрона оказалось делом неосуществимым. Он спал сном праведника, выдавая на гора мощнейший свиной храп. Пришлось приложиться по туловищу и лицу. Никаких чувств. И здесь меня озарило. А нельзя ли к вещественным благам приобщить (в качестве моральной компенсации) подружку шефа. Но как на это прореагирует само приложение. Отталкиваясь от имени и заинтригованности студентки, я уверовал в успехе.

Женщина была совсем нагой, не считая прозрачного шёлкового халатика, через который можно было видеть тёмные, огромные соски и лохматый лобок. Играть роль мягкотелого интеллигента не имело смысла, и я шагнул навстречу новым приключениям.

Очень скоро дыхание студентки стало неровным и частым, а шаловливые ручонки уже гладили моего дурачины, который, ошалев от ласк, встал на дыбы и позвал владельца в бой. Руки автоматом залезли под халатик девицы, ощутив курчавые волосики и смазку. Её полностью хватило бы смазать не только лишь мужской член, да и ступицу автомобиля. Вера исходила желанием. Не оправдать такое доверие, я уже не мог…

Более сладострастной ночи я ещё не переживал. Свою изюминку вносил и тот факт, что практически рядом дрыхнул владелец номера. Мы трахались в самых неописуемых позах, делали всё, что желали, а желали мы многого. Время от времени, после очередной любовной порции, садились за стол (благо он стоял рядом, с диванчиком), выпивали рюмку водки и ворачивались на диванчик. Вера, с каждым часом становилась всё более опьяненной и саможертвенной. Мне позволялось всё… Время от времени казалось, что снутри её влагалища посиживает какое то маленькое создание и своими малеханькими ручонками доит мой член. Нередкие сокращения мускул влагалища, выдаивали из головы последние капли разума, а из головки – спермы.

Но не плохое настроение испарилось, когда после еще одного захода, я не нашел на подходящем органе презерватива. В порыве страсти он затерялся во влагалище подружки. Мысли роем проносились в голове. Что делать? А вдруг она больна? Ответ пришёл, как я поглядел на стол. Взяв стакан, я налил в него водки и опустил собственный член. Мойся родной, только не болей, чего для друга не сделаешь. Мой сумасшедший друг сморщился и запылал огнём. В это время опьяненная подружка приподнялась и попросила испить. Не пропадать же добру, поразмыслил я и поднес стакан страждущей…

На утро шеф принял меня, расспросил и отвалил требуемую мной сумму. Вот и сбылась мечта кретина. Вялость и вялость члена компенсировалась тугой пачкой средств, которые приятно щекотали ляжку. Я вышел победителем.

Отзывы:
Добавить комментарий